ШКОЛА ПОСЛЕДНЕГО ВРЕМЕНИ В США


 

 

 

 

 

 

Коротко о себе

Меня зовут Эйприл Френч. Я американка из штата Вайоминг, учусь в аспирантуре Университета Брандейса (Brandeis University) в Бостоне и занимаюсь научно-исследовательской деятельностью по истории протестантских церквей в Сибири.

Детский сад

Американская система образования отличается от российской, однако есть и нечто похожее. Скажем, как и в России, американские дети обычно тоже ходят в детский сад (kindergarten). Однако у нас детсад является частью начальной школы, и дети ходят в него только на половину дня — до или после обеда. Я пошла в детский сад, когда мне было пять лет. Там мы учили азбуку и основы письма. У нас была такая интересная практика: каждую неделю к нам приходили в гости пятиклассники из нашей школы. Мы рассказывали им разные сказки, они их записывали, а мы наблюдали, как они пишут. Вообще плакаты с образцами английских букв всегда висели у нас на стене. Около каждой буквы была нарисована картинка, например, рядом с буквой «А» был изображён крокодил (Alligator), рядом с «В» — книга (Book). Рядом с каждой большой заглавной буквой находилась маленькая строчная. И уже в детском саду мы сами учились писать буквы, пока что простые — печатные. Нужно было линиями соединять нарисованные в листочках точки, и тогда получались буквы. Надо сказать, что такое письмо происходило довольно медленно, это не был интенсив.

Школа

В нашем городке в штате Вайоминг было три школы. Номеров у них не было — в США у школ номеров вообще нет. У нас в городе школы просто назывались по тому месту, где находились. Одна называлась «Southside», потому что располагалась на южной стороне города. Вторая — «Parkside», находилась у парка. Наша «Westside» — на западной стороне.

В самом начале учёбы, т.е. в первом классе, у нас был не один, а целых два учителя, хотя обычно в начальных классах американских школ на одного учителя приходится примерно 25 учеников — как и в России. Всё дело в том, что в нашем классе было целых 50 учеников! В то время, а именно в 1980-м году, в школе проводился эксперимент по объединению классов. И два первых класса соединили в один. Эксперимент оказался, мягко говоря, не очень успешным… К середине учебного года несчастные учителя поняли, что маленькие дети в таком количестве — это просто кошмар, и наш огромный класс, как и полагается, разделили на два обычных со стеной между классами.

По-английски этот учебный предмет назывался «Penmanship», что лучше всего перевести на русский, как «Чистописание».

Обучение письму

Учиться письму мы начали в первом классе. Уроки письма проходили не ежедневно, а два-три раза в неделю. По-английски этот учебный предмет назывался «Penmanship», что лучше всего перевести на русский, как «Чистописание». Нас учили правильно сидеть при письме, учили правильно держать ручку. У нас не было тетрадей для письма, перед уроком всему классу раздавались разлинованные листы бумаги, на которых в начале строки уже были напечатаны буквы. Листы бумаги были формата «Letter» (8,5 на 11 дюймов) — это примерно соответствует формату А4. По-русски это называется «Пропись», но у нас она не была тетрадью — лишь отдельные листочки. Нашей задачей было правильно скопировать буквы, продолжив письмо на чистых строчках. Там были нанесены точки, которые необходимо было соединять линиями, как в мы раньше делали в детском саду. Это были простые печатные буквы, и писали мы их только карандашом — ручки были запрещены. Даже наша учительница при проверке школьных работ писала свои замечания и ставила оценки тоже только карандашами, но уже не простыми, а цветными, обычно — красными.

Кстати, у нас не было таких оценок, как в России. Нам не ставили пятёрок или двоек. Если работа была отличной, то она заслуживала букву «Е» (Excellent), иногда вместо неё рисовались звёздочки или смайлики. Если хорошей или удовлетворительной, то под ней ставились «S+», «S» или «S–» (Satisfactory). И, наконец, если работа была ужасной, то за неё полагалась буква «U» (Unsatisfactory). Такая буква использовалась очень редко, в основном же за неудачные письменные работы учительница ставила нам «S–», что означало «Вообще-то плохо, но сойдёт».

В третьем классе мы начали писать более сложно — курсивом, и обучение курсивному письму у нас продолжалось включительно до пятого класса. Оцениваться наши работы теперь стали по 100-балльной системе, снова английскими буквами. Отличные работы оценивались буквой «А» (от 100 до 90 баллов), потом следовали буквы «В» (90-80 баллов), «С» (80-70 баллов), «D» (70-60 баллов) и за совсем плохие работы ставили букву «F» (60-0 баллов).

Если в начальной школе наша учительница обращала внимание на красоту почерка, то в средней школе от письма требовалась только разборчивость и скорость. Но при этом нас не учили быстрому письму...

Письмо в средней школе

До этого времени нас учила одна учительница, а в шестом классе учителей стало много. Если в начальной школе наша учительница обращала внимание на красоту почерка, то в средней школе от письма требовалась только разборчивость и скорость. Но при этом нас не учили быстрому письму, поэтому, когда некоторые дети начинали писать быстро, то их почерк стал портиться, буквы ломались и склеивались…

С шестого до двенадцатого класса (у нас двенадцать классов после kindergarten) мы писали шариковыми ручками. Впрочем, здесь было такое исключение для контрольных и экзаменационных работ: ручкой можно было писать только чистовик, а черновик писался карандашом. На экзамене разборчивости почерка уделялось большое внимание, это могло повлиять на оценку. Мой почерк учителям так нравился, так что меня даже хвалили: «У тебя хороший почерк!».

Университет

В университет я поступила в 1992-м году. Это был государственный университет штата Вайоминг (University of Wyoming), и я училась там на двух факультетах, один из них — педагогика начальных классов (College of Education). Хотя нас готовили к преподаванию детям в начальной школе, но нам никто так и не объяснил, как учить маленьких детей письму. На студенческой практике я попала в пятый класс, но у них уже не было предмета «Чистописание». Я думаю, что в конце 1990-х годов на этот предмет не обращали особенного внимания, хотя уроки в первых классах были. Как учили писать маленьких детей — не знаю! На самом деле, как учить детей письму, теперь зависело только от школьного учителя и отдавалось на его усмотрение. Но методики обучения письму не стало, и самих учителей этому не учат…

Всё чаще можно видеть, как вместо курсивного письма взрослые люди используют печатные буквы. Во всяком случае, сегодня в США так пишут многие.

Школа последнего времени

С 1990-х годов в американских школах появились компьютерные классы, и с тех пор там проходят уроки обучения печати на клавиатуре. Что касается чистописания, то, кажется, о нём сейчас как будто забыли. Неудивительно, что почерк у школьников с каждым годом только ухудшается. После окончания школы молодым людям бывает трудно даже разборчиво заполнить анкету для устройства на работу. Всё чаще можно видеть, как вместо курсивного письма взрослые люди используют печатные буквы. Во всяком случае, сегодня в США так пишут многие.



 Трумуль Андрей Львович
ПОЧЕРК ДОЛЖЕН БЫТЬ ЧЁТКИМ И ПОНЯТНЫМ

 Семченко Валерий Васильевич
ПРЕНЕБРЕЖИТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПОЧЕРКУ НЕДОПУСТИМО

 Фатьянова Светлана Николаевна
КРАСИВЫЙ ПОЧЕРК У РЕБЁНКА – ЗАЛОГ ЕГО УСПЕШНОГО БУДУЩЕГО

 Соботюк Николай Васильевич
ЛЕНИВЫХ ДЕТЕЙ НЕТ

 Дробышев Андрей Андреевич
ПОЧЕРК – ЭТО СРЕДСТВО КОММУНИКАЦИИ

 Таскаев Иван Иванович
ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ ТЕТРАДИ

 Батиста Лоран
ЕСЛИ БУКВЫ ТРУДНО ПОНЯТЬ – ОЦЕНКИ НИЖЕ

 

Леонтьев Павел Иванович
КТО ЯСНО ИЗЛАГАЕТ, ТОТ ЯСНО МЫСЛИТ