ПОЧЕРК – ЭТО СРЕДСТВО КОММУНИКАЦИИ


 

 

 

 

 

 

Дробышев Андрей Андреевич, профессор кафедры философии Омского государственного медицинского университета (ОмГМУ), кандидат философских наук.


О себе

Родился я в Омске, после школы с отличием окончил механико-технологический техникум. На 3 года уехал в Улан-Удэ, трудился сначала рабочим, а затем начальником цеха на заводе. Оттуда поехал в Москву, поступил на философский факультет Московского государственного университета (МГУ). Учился у таких замечательных философов, как Георгий Щедровицкий и Александр Зиновьев. Окончил университет с дипломом преподавателя философии и обществознания, затем защитил в МГУ кандидатскую диссертацию по философии. Вернулся в Омск и уже много лет работаю на кафедре философии Омского медицинского государственного университета (ОмГМУ), здесь же мне было присвоено звание профессора.

Чистописание

В первый класс пошёл в 55-ю школу, а со второго по четвёртый классы учился в 73-й школе Омска. В начальной школе у нас был учебный предмет «чистописание», где нас учили красиво писать. Этот предмет был очень важен, поскольку существовала норма красивого письма, и к письму в школе предъявлялись довольно серьёзные требования. Конечно, в первую очередь, была важна грамотность и умение правильно излагать свои мысли, а красота букв и цифр являлась вторичной. Тем не менее, учителя уделяли почерку очень серьёзное внимание.

Карандаш и перьевая ручка

Начинали мы писать карандашом. Сначала элементы букв, и только затем — буквы и слова. Потом перешли на письмо перьевой ручкой, которую нужно было макать в чернильницу. В школу чернильницу-«непроливашку» носили с собой из дома. Чтобы чернила не проливались при переноске, чернильница помещалась в специальный мешочек, а уже затем — в портфель. Я вместо портфеля носил через плечо отцовскую военную сумку, в одном месте даже прострелянную. Ранцев, чтобы носить их за спиной, у нас тогда не было, чаще всего школьники ходили с портфелями, реже — с сумками. Школьные принадлежности – карандаши, ручки, перья, чернильницы — можно было купить в канцелярских магазинах.

В начальной школе у нас был учебный предмет «чистописание», где нас учили красиво писать. Этот предмет был очень важен, поскольку существовала норма красивого письма, и к письму в школе предъявлялись довольно серьёзные требования.

Автоматическая и шариковая ручка

Автоматической ручкой нам писать не разрешали вплоть до старших классов: считалось, что она портит почерк. Только в восьмом классе у нас появились автоматические ручки, в которые можно было набирать чернила. Шариковых ручек тогда вообще не было. Шариковая ручка появилась меня в классе у первого, но только благодаря тому, что мой дядя в 1950-е годы служил в Германии и привёз такую ручку в подарок. Тогда это было чем-то необыкновенным, все с интересом её рассматривали, но довольно скоро в ней закончилась паста… Шариковой ручкой в школе писать тоже запрещалось на том основании, что это мешало писать красиво.

Почерк для себя и для других

Почерк — это средство коммуникации, он помогает читающему понимать пишущего. Поэтому письмо должно было быть, прежде всего, разборчивым. По моему мнению, самое главное требование к почерку — чтобы при всех индивидуальных особенностях письма его можно было бы прочитать. В противном случае мы перестанем понимать друг друга. В школе нас учили разборчиво писать для других людей, качественно передавать им информацию. Через чистописание нас учили диалогу.

Конечно, с годами почерк может ухудшиться, потому что он отражает высокий темп современной жизни. Информации становится всё больше и больше, хочется скорее её зафиксировать. Нужно писать всё быстрее и быстрее, но уже нет былой твёрдости руки. Надо быстро делать записи, а рука не успевает…

Но, например, когда я пишу письма от руки своим друзьям, то пишу медленнее и стараюсь, чтобы почерк был разборчивым. А когда делаю записи для себя, то пишу быстрее и пользуюсь своей системой сокращений. Получается, что я пользуюсь двумя видами письма: одно — для других людей, а другое — для себя.

В школе нас учили разборчиво писать для других людей, качественно передавать им информацию. Через чистописание нас учили диалогу.

Почерк каллиграфический и не очень

Помню, что самые важные и серьёзные документы раньше заполнялись от руки — красивым каллиграфическим почерком. Выдаваемый выпускнику вуза каллиграфически оформленный диплом создавал атмосферу значительности и торжественности события.

У нас на кафедре философии работала лаборантом одна женщина, которая имела среднее образование. Но какой замечательный, действительно каллиграфический, был у неё почерк! Не зря люди, обладающие таким почерком, пользовались уважением.

Однако, думаю, что способность к каллиграфическому письму дана природой не каждому, и я даже затрудняюсь объяснить этот феномен. Почему нас одинаково учат письму и предъявляют одинаковые требования, но при этом у одного человека получается писать красиво, а у другого — нет? Почему у многих выдающихся людей почерк был довольно скверным? Возможно, они чаще писали для себя, а не для других? Возможно, почерк в большей степени зависит не столько от интеллектуальных, сколько от физических способностей человека — к примеру, от твёрдости руки? Здесь больше вопросов, чем ответов.

В любом случае, почерк должен быть читаемым и доступным для понимания другим человеком, потому что это важное средство коммуникации. Иначе он будет отражать болезненное физическое или психическое состояние человека и отсутствие его связи с реальностью.

Почерк — это средство коммуникации, он помогает читающему понимать пишущего. Поэтому письмо должно было быть, прежде всего, разборчивым.

Оскудение духовного мира

Сказанное или написанное слово — это средство материализации нашего сознания и духовного состояния. С тревогой наблюдаю сегодня за утратой людьми способности понимать друг друга, за оскудеванием духовного мира, разрушением духовной структуры человека. В частности, это проявляется в расцвете нецензурщины или в молодёжном сленге, весьма далёком от русского литературного языка. Конечно, мат и сленг существовали и до последнего времени, но, пожалуй, никогда в таких огромных масштабах, как сейчас! Если люди привыкли выражать свои мысли, пользуясь несколькими матерными выражениями и убогим словарём людоедки Эллочки, то каков же их духовный мир?.. Он оскудевает и становится примитивным.

Как мы отвыкаем думать

Сейчас гораздо проще набрать какой-то текст на клавиатуре, нежели написать его от руки. Проще взять калькулятор и нажать на кнопки, чем вспомнить таблицу умножения и произвести вычисления в уме. Всё это в конечном итоге негативно отражается на умственном состоянии, на интеллекте человека. Недаром великий философ античности Платон говорил: «Если хочешь научить человека разуму — научи его счёту». Ведь умение считать в уме развивает умственную деятельность человека, его умение самостоятельно мыслить. А из нас, из «человека разумного», хотят сделать «человека-пользователя». Пользователя уже готовых программ, постоянно нажимающего на кнопки и поглощающего информацию без системного анализа и осмысления. И постепенно — часто незаметно для себя — мы отвыкаем думать своим умом, отвыкаем мыслить самостоятельно…


 Трумуль Андрей Львович
ПОЧЕРК ДОЛЖЕН БЫТЬ ЧЁТКИМ И ПОНЯТНЫМ

 Семченко Валерий Васильевич
ПРЕНЕБРЕЖИТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПОЧЕРКУ НЕДОПУСТИМО

 Фатьянова Светлана Николаевна
КРАСИВЫЙ ПОЧЕРК У РЕБЁНКА – ЗАЛОГ ЕГО УСПЕШНОГО БУДУЩЕГО

 Соботюк Николай Васильевич
ЛЕНИВЫХ ДЕТЕЙ НЕТ

 Френч Эйприл
ШКОЛА ПОСЛЕДНЕГО ВРЕМЕНИ В США

 Таскаев Иван Иванович
ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ ТЕТРАДИ

 Батиста Лоран
ЕСЛИ БУКВЫ ТРУДНО ПОНЯТЬ – ОЦЕНКИ НИЖЕ

 

Леонтьев Павел Иванович
КТО ЯСНО ИЗЛАГАЕТ, ТОТ ЯСНО МЫСЛИТ