В моей жизни было два чуда (Андреас Бенце)


Как выяснилось, почерком здесь сейчас не занимаются, отсутствуют даже тетрадки в косую линейку, в которых в прежние годы дети нарабатывали приемы письма. Детишки сразу же начали писать в широкой строке, что сказалось на их почерке самым негативным образом. Из-за языкового барьера Андреасу было сложно вдвойне. Еще хуже почерк у него стал, когда потребовалось писать быстро. И вот к четвертому году учебы в школе почерк стал совершенно нечитаемым. Буквы скакали или уходили вниз со строчки – и чем дальше, тем больше. Все это сильно отражалось на оценках, однако исправить положение было нельзя. Я занималась с сыном сама, мы писали по полстраницы, но поскольку я не была специалистом по этому вопросу, то сделать так ничего и не удалось.

По счастливой случайности мне попал в руки омский журнал с интересным объявлением о курсе «Каллиграфъ». Там сообщалось о наборе детей в группу по исправлению почерка. Я, конечно же, позвонила и записала сына на занятия. Курс продолжался в течение трех недель. С первых же занятий стали видны изменения: буквы выпрямились, почерк выровнялся. И хотя на дворе стояло лето, шли каникулы, но ребенок был по-настоящему заинтересован, у него появилось желание работать над собой и показать отличный результат.

Хотелось бы несколько слов сказать об авторе курса, Татьяне Михайловне Леонтьевой. Та харизма, то чувство юмора и тот творческий подход, с которыми она вела каждое занятие, не имели аналога. Было видно, что педагог знает свое дело, все действительно продумано до мелочей. Внимания Татьяны Михайловны хватало каждому ребенку, к каждому у нее был индивидуальный подход, в том числе, и к моему Андреасу. Она находила такие слова, которые ободряли ребенка, вселяли в него уверенность, давали стимул усердно заниматься.К концу третьей недели занятий почерк Андреаса стал стабильным, очень красивым, появилась скорость письма, необходимая для школы. И поскольку я тоже посещала занятия в «Каллиграфе» вместе с сыном и внимательно слушала рекомендации педагога, у меня тоже невольно проявился каллиграфический почерк.

Это было настоящее чудо – феномен, который случился за три недели. Как и все дети, Андреас получил в конце занятий листочек с образцами его почерка. Со старым почерком, который был до прихода на курс, и новым каллиграфическим почерком, который родился в результате занятий. Это было неописуемо! Меня переполняла радость, гордость за своего ребенка и большая благодарность нашей любимой Татьяне Михайловне.

В жизни у меня вообще-то было немного чудес. Точнее, в моей жизни было два чуда. Первым было рождение моего ребенка, а вторым – новый почерк в «Каллиграфе». Почерк нашей новой жизни в России.


Материал подготовил Иван Рабинович © 2008