Не может быть! (Кирилл Семенюк)


- Мы в Казахстан всегда привозим омские газеты, - рассказывает Татьяна Чеславовна, мама Кирилла, - в одной из них наша бабушка нашла какую-то заметку или статью о программе коррекции почерка «Каллиграфъ» и сразу предложила нам попробовать пройти обучение, ведь по времени оно занимало всего три недели. Я сама учитель и давно заметила, что с почерком у сына серьезные проблемы: не тетрадь, а сплошная каша из букв, к тому же он еще и зачеркивает неправильные слова. Получается такая мазня… Преподаватели в школе стараются не обращать на это внимания, лишь бы серьезных ошибок не было. Но наша бабушка его пристыдила: мол, посмотри, как ты пишешь! А однажды приехал в гости родственник, который взял посмотреть тетради Кирилла и, не поняв, что там написано, отдал ему самому, чтобы тот разобрался. Так вот, Кирилл тогда не смог понять свою собственную писанину! Этого было достаточно для того, чтобы сын дал свое согласие попробовать исправить почерк.Мама Кирилла позвонила в «Каллиграфъ», когда группа уже была сформирована. Но оказалось, что для ребятишек с проблемами в письме летом в «Каллиграфе» двери всегда открыты.

- Особого желания учиться в летние каникулы Кирилл, конечно, поначалу не испытывал, - вспоминает Татьяна Чеславовна. - Но первое же занятие оказалось таким увлекательным, что последующие мы посещали с удовольствием. Татьяна Михайловна Леонтьева, автор программы коррекции почерка, в самом начале не только спокойно и понятно объяснила, какая работа нас ожидает, но главное – она понравилась сыну, как педагог. Зная его, с уверенностью могу сказать, что Кирилл точно бы не стал ничего делать, если бы учитель ему не понравился! Несмотря на свою чрезвычайную активность, Кирилл все же внимательно слушал, что говорит Татьяна Михайловна.

Я была приятно удивлена, что родители могут присутствовать на занятиях, и каждый урок открывала для себя что-то новое. Так, например, обратила внимание, что каждая буква состоит из нескольких элементов, знание которых облегчает написание самой буквы в целом. В школе, как помню, Кирилл никак не мог вывести прописную букву «Н», потому что ее необходимо было прописывать сразу. Да и если бы я не посещала занятия «Каллиграфа» вместе с сыном, то не смогла бы помогать ему дома.

Татьяна Чеславовна также отметила для себя грамотное построение уроков и индивидуальный подход к каждому ребенку в их небольшой группе. Понравилась ей и замечательная подборка текстов для закрепления полученных навыков: мудрые высказывания известных ученых и великих людей.- Даже если Кирилл вроде бы машинально переписывал текст, время от времени он спрашивал меня, что означает то или иное слово, как понять какую-то фразу, - говорит его мама.

– Когда Татьяна Михайловна принесла для сравнения отрывки текстов, написанных Кириллом до и после обучения в «Каллиграфе», сын был поражен. «Неужели это я так писал? Не может быть!» - сказал он мне. В душе, конечно, его переполняла радость и гордость за проделанную работу, результаты которой теперь были налицо. Я сама не верила, что почерк моего ребенка изменится настолько сильно.

Тексты для закрепления Кирилл писал у своей бабушки, которая была чрезвычайно довольна успехам внука. Да и в школе учителя сразу отметили кардинальные изменения в почерке Кирилла, а одноклассники, по очереди заглядывая в его тетрадь, восхищенно вторили: «Ну ты даешь! Ничего себе!». 


Материал подготовила Ольга Карташова © 2008