Мой почерк стал меня радовать (Володя Клименко)


В «Каллиграфе» мне было радостно учиться, учительница Татьяна Михайловна очень хорошая и ласковая. Здесь я нашел много друзей, познакомился со своим лучшим другом Витей, мы вместе с ним проверяли друг у друга домашние задания. После курса я перестал растягивать буквы, прописные буквы у меня стали маленькими, а заглавные – большими. Скорость письма стала нормальной, с такой высокой скоростью я буду успевать за классом. Татьяне Михайловне я хотел бы сказать спасибо за то, что она нас учила и исправила нам почерк!

Александр Владимирович, папа Володи:

Все началось с первого класса. Почерк у Володи испортился, когда выросла нагрузка, нужно было быстро записывать, а сын не успевал. Буквы у него растягивались по ширине, потому что дети писали в широкой линейке, и получалось очень некрасиво. Когда сын закончил второй класс, мы посоветовались со своим учителем и решили пойти на курс коррекции почерка. Тем более, что мы уже видели результаты, которых добились дети наших друзей, ходившие в «Каллиграфъ» до нас. Результаты просто ошеломляющие! Таким образом, мы пришли в «Каллиграфъ» сознательно и целеустремленно. Я прошел с сыном все этапы – от начала и до конца курса. Ощущения потрясающие. Во-первых, удивительно, что родители находят возможность уделять образованию своих детей столько времени и сил. Во-вторых, ту систему, которая работает в «Каллиграфе», я считаю «высшим пилотажем» репетиторства. Даже тексты, которые пишут дети очень интересны: это изречения мудрых, начиная от Соломона. Сама обстановка располагает к работе. Человек приходит и все 45 минут работает над почерком, это очень важно. Темп занятий не быстрый, но размеренный и четкий, к нему быстро привыкаешь и втягиваешься. Если в течение трех недель работаешь постоянно, то никакой сложности исправить почерк нет. Володе 8 лет, и он спокойно, без особого напряжения освоил весь курс. Группа, в которую ходил сын, была разновозрастной: несколько детей его возраста и дети 14, 15 и 16 лет. Разница в возрасте детям нисколько не помешала, напротив – все подружились. А после занятий мы получили на память образцы володиного почерка до и после «Каллиграфа». Если не знаешь, что эти образцы почерка взяты у одного и того же ребенка с промежутком в три недели, то просто не верится. Но если это почерк твоего собственного сына – понимаешь, что это правда.


Материал подготовил Иван Рабинович © 2010