Я не могу это прочитать!.. (Игорь Бронников)


В конце концов, учителям стало настолько сложно разобрать мною написаннное, что кто-то даже нервно бросал мою тетрадь со словами: «Я не могу это прочитать!..». Оценка из-за этого часто занижалась, и вместо «хорошо» или «отлично» я получал лишь «удовлетворительно».

И вот однажды мама нашла в газете статью о Татьяне Михайловне Леонтьевой и о центре коррекции почерка «Каллиграфъ». В статье как раз говорилось о проблеме, когда преподаватели не могут понять неразборчивый почерк у школьника и занижают ему оценки. И я впервые серьезно подумал, что для одиннадцатого класса мне понадобится более красивый почерк. Мы ведь много пишем по разным учебным предметам. Даже на информатике занимаемся не за компьютерами, а пишем в тетрадях и решаем все задачи «вручную». И еще я хожу на дополнительные курсы по программированию. Программы, которые надо писать за компьютером, мы чаще всего сначала тоже пишем в тетради и только потом переписываем на компьютере. И поскольку проблема почерка для меня была очень важна, то летом я пришел в «Каллиграфъ».

Татьяна Михайловна с самого начала предупредила, что менять старый почерк на новый будет достаточно тяжело, но я отнесся к ее словам как-то легкомысленно. И зря, потому что надо было настраиваться на интенсивные занятия и домашние задания. Все происходило в быстром темпе, почерк изменялся стремительно, за короткое время – всего три недели! Но мне самому было очень любопытно, какой же результат я покажу в конце курса.

Еще меня увлекала мысль о том, что есть тесная связь между почерком и характером. Если характер очень сильно влияет на почерк, то соответственно, при изменении почерка и он должен был повлиять на мой характер. Эту зависимость от почерка я почувствовал на себе. Раньше у меня был такой комплекс: я часто стеснялся просто подойти к человеку и о чем-то спросить. И анализ почерка показывал, что у меня был этот комплекс: буквы хотя и растягивались, наклоняясь то вправо, то влево, но в целом были зажатыми в какую-то единую массу. И я тоже был зажатым, как и мои буквы. А когда почерк изменился, то буквы стали четкими, легко различимыми и читаемыми, их уже можно было понять. И я стал более открытым, моя жизнь уже это показала.

После окончания лицея я собираюсь поступать в вуз на техническую специальность. Студенты говорят, что с первого по третий курс будет одна писанина, сплошные исписанные толстые тетради. Мой старый почерк был неразборчивым и медленным, а с новым почерком будет легче писать и понимать свои конспекты. В этом году мне предстоит сдача ЕГЭ. Разборчивый почерк и тут должен мне помочь, потому что если экспертам по ЕГЭ что-нибудь непонятно, то они снижают оценку на балл или могут вообще поставить ноль баллов. Красивый и быстрый почерк мне очень пригодится, например, и при заполнении резюме. Как говорится, первое впечатление складывается по одежке. А почерк – это и есть «одежка» работника, по которой его встречают.


Материал подготовил Иван Рабинович © 2009