Это казалось мне нереальным (Сулейман Макаев)


А хотелось бы, чтобы у ребенка было все лучшее, чтобы взять его тетрадь – и радоваться. Сын на «отлично» окончил начальную школу, и далее нам хотелось бы, чтобы у него были такие же отметки. И вот случайно я нашла объявление о наборе на курс коррекции почерка «Каллиграфъ». Посоветовалась с нашим классным руководителем, стоит ли походить на курсы по исправлению почерка, и она эту идею одобрила.

На консультации в «Каллиграфе» узнала, что за три недели мой ребенок должен поменять почерк. Сначала это казалось мне нереальным. В начальной школе ребенок учится четыре года, за это время почерк и должен формироваться. А здесь исправляется всего за три недели – вот так «чудо из чудес»!.. И все же мы решили рискнуть и пойти на курс. 

В первый день занятий познакомились с ребятами из нашей группы. Всего в ней было девять мальчиков и одна девочка, почти все одного возраста – десять-одиннадцать лет. Вообще-то группы в «Каллиграфе» разновозрастные, но в нашей просто так получилась. Сначала Сулейману было тяжело: он ребенок очень подвижный, неусидчивый, а на занятиях к детям отношение было очень серьезным. Перед ними ставилась цель, которую нужно было достичь, а по достижении – закрепить.

Занятия вела автор курса, Татьяна Михайловна Леонтьева, преподавала очень интересно, вовлекая в занятия присутствующих родителей. Вместе со своими детьми они делали уроки, увлеченно писали крючки и буквы, чтобы испытать эту методику на себе. Татьяна Михайловна особо следила за осанкой детей, поскольку она помогает в формировании почерка. Поэтому хорошую осанку мы стараемся поддерживать у сына и по завершению курса.

В результате каждодневного и упорного труда цель была достигнута: письмо сына стало таким, что было приятно посмотреть, да еще и на хорошей скорости. Мы получили каллиграфический почерк: все буквы красивые, ровные, одной ширины, с одинаковым наклоном. А это важно, ведь в сентябре Сулейман перейдет из начальной школы в среднюю, а там нагрузка будет возрастать. Но мы уже умеем следить за своим почерком и самостоятельно его корректировать, ведь после «Каллиграфа» Сулейман знает формулы всех букв и цифр.

Об учебе сына были в курсе почти все наши родственники, все бабушки и дедушки. И они, и все мои знакомые, кому бы я ни показывала почерк сына, были удивлены – как у ребенка за три недели можно было сформировать такой красивый почерк. Теперь это казалось нереальным уже им, а не мне!


Материал подготовил Иван Рабинович © 2010